По словам Марселин Науди: «Чтобы парировать нападки противников гендерного равенства, мы должны выступить единым фронтом»

Дата: 9 декабря 2019 г.

Marceline Naudi. Photo: UN Women/Antoine Tardy
Марселин Науди. Фото: ООН-женщины/ Энтони Тарди

Марселин Науди является президентом Группы экспертов по борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье (GREVIO) - независимого органа, отвечающего за мониторинг реализации Конвенции Совета Европы о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием, известной как Стамбульская конвенция. Г-жа Науди недавно приняла участие в региональном совещании «Пекин +25», посвященном обзору реализации Пекинской платформы действий в странах-участницах Европейской экономической комиссии ООН (ЕЭК ООН), в ходе которого она подчеркнула важность Стамбульской конвенции в продвижении стандартов по искоренению насилия в отношении женщин.

Quote

Я относительно стара. Я здесь уже давно, и мы говорим об одном и том же на протяжении очень долгого времени. Очень важно, чтобы мы двигались вперед. И все же мне кажется, что в последнее время в Европе и других регионах наблюдается некоторое сопротивление, обратная реакция в области гендерной проблематики. В результате некоторые государства пересматривают решения о ратификации Стамбульской конвенции. Это очень важно для меня не только потому, что я президент GREVIO, но и потому, что мне 61 год, и я участвую в этих боях большую часть своей взрослой жизни.

Подобная обратная реакция основана на крайне традиционном взгляде на семью, в рамках которого Стамбульская конвенция рассматривается, в частности, как разрушающая семьи. Я всегда считала, что если в семье есть насилие, то именно оно и разрушает семейный очаг. Те, кто выступают против гендерного равенства, используют слово «гендер» так, словно это просто флагшток. Мне очень грустно, что любой может использовать определение термина «гендер» для того, чтобы оспорить Конвенцию, направленную на предотвращение насилия в отношении женщин, защиту женщин, судебное преследование виновных и разработку комплексной политики, которая будет способствовать достижению этих целей. Мы должны выступить единым фронтом, чтобы парировать нападки противников гендерного равенства и суметь оттеснить их, потому что они становятся больше и сильнее.

Для меня важным итогом регионального совещания по обзору «Пекин +25» должно стать продвижение вперед. Конечно, мы достигли определенных результатов, многое изменилось, но очень многое еще только предстоит изменить. В основе такого отсутствия перемен лежат гендерные нормы, гендерные стереотипы и положение женщин в наших патриархальных обществах. Эти гендерные нормы и стереотипы в основном говорят о том, что женщины хороши для чего-то одного, но не годятся для другого. Они также говорят, что мужчины успешно справляются с одними вещами, но им не подходят другие, в то время как на самом деле, как женщина, я хочу иметь возможность заниматься всем.

КЛДЖ исходит из принципа гендерного равенства, а причину насилия видит в отсутствии равенства. Стамбульская конвенция начинается с проблемы насилия, но рассматривает отсутствие гендерного равенства как основу для насилия. Насилие в отношении женщин подпитывает неравенство, а отсутствие равенства делает женщин уязвимыми к насилию, поэтому нам необходимо работать вместе над обоими этими аспектами, чтобы двигаться вперед.

Я очень рада, что организации гражданского общества участвуют и выступают [на Региональном совещании по обзору «Пекин +25»]. Очень хорошо, когда разные государства говорят, что принимают меры, но я думаю, что очень важно, чтобы организации гражданского общества говорили: «Да, конечно, но есть вот такая проблема, есть такая сложность, мы столкнулись с этим».