По словам Татьяны Стойшич Петкович: «Кризис COVID-19 усугубляет маргинализацию женщин-инвалидов в Сербии»

Дата: 1 мая 2020 г.

Tatjana Stojsic Petkovic, psychologist and activist for the rights of women with disabilities from Serbia. Photo courtesy of Tatjana Stojsic Petkovic

Татьяна Стойшич Петкович — психолог, инструктор по йоге смеха, активистка движения за права женщин-инвалидов, а также организатор психологических семинаров и индивидуальной поддержки женщин-инвалидов в НПО «... из круга - Воеводина» из Сербии. При поддержке программы ЕС и Структуры «ООН-женщины» по искоренению насилия в отношении женщин на Западных Балканах и в Турции «Внедрение норм, изменение взглядов», г-жа Стойшич Петкович выполняет функции социального работника, оказывая психологическую поддержку женщинам с ограниченными возможностями в период самоизоляции во время пандемии COVID-19. Она подчеркивает необходимость создания адекватных систем поддержки для женщин с инвалидностью и уязвимых женщин.

Quote

Когда в стране было объявлено чрезвычайное положение, женщины с ограниченными возможностями, с которыми я работаю, отреагировали спокойно: «Я могу это выдержать. Я все организовала. Я живу одна, но меня поддерживают мои соседи». Вскоре после этого они стали говорить совсем другие вещи: «Это продолжается уже слишком долго, я не знаю, как я справлюсь!». Я вспомнила справочник, который был полезен для работы с детьми, пережившими войну 90-х годов [Балканская война], и заметила некоторое сходство с фазами, которые мы сейчас переживаем: отрицание, паника, принятие и воспитание самомотивации.

То, как мы справимся с текущей ситуацией, во многом зависит от того, какие у нас отношения с людьми, живущими рядом. Отношения, которые и без того были плохими, сейчас ухудшились. Положение женщин, подвергающихся насилию, усугубилось. Матери детей с ограниченными возможностями более остро чувствуют себя отвергнутыми остальными членами семьи, с которыми они делят домашнее хозяйство. Некоторые уезжали на дачи, чтобы побыть там наедине с детьми, потому что другие члены семьи не могут выдержать совместного пребывания в новой катастрофической ситуации. Система поддержки полностью изменилась, и мы не можем применять обычные принципы. Мы потеряли существующую поддержку, и фокус нашего внимания сместился. Все говорят, что сейчас у нас больше времени для себя и своих семей, но динамика семьи полностью изменилась. Я предложила нескольким клиентам возможность писать мне, вместо онлайн бесед, потому что теперь это единственный способ добиться уединения и конфиденциальности.

Женщины с ограниченными возможностями чувствуют некоторую горечь, разочарование, гнев и ярость, когда люди жалуются на отсутствие движения и изоляцию, поскольку именно так они живут в течение многих лет. Импульсивная реакция: пусть они узнают, каково это! Они так говорят не со зла, но они прекрасно понимают, что им пришлось преодолеть, от чего отказаться и с чем научиться жить. Страх неизбежен, и когда мы выйдем из этой ситуации, стереть страх будет невозможно. Женщины с инвалидностью боятся быть помещенными во временные больницы COVID-19 в случае положительного результата теста, поскольку они организованы на базе спортивных или выставочных залов и совершенно недоступны для людей с ограниченными физическими возможностями, а также для людей с нарушениями зрения или слуха.

С одной стороны, мы вроде повышаем уровень сочувствия и разрабатываем новые системы поддержки, но, как это ни парадоксально, мы видим, что маргинализированные группы в настоящее время еще более маргинализированы. Я связалась с некоторыми добровольческими организациями, чтобы спросить, какую поддержку они оказывают инвалидам. Они сказали, что даже не задумывались об этом. Нам нужно подумать об адекватных системах поддержки маргинализированных групп».