Женщины бегут из Украины, но надеются на мир, чтобы вернуться в свои дома

Дата:

С начала войны в Украине наибольшее количество беженцев оттуда приняли Молдова и Польша. По состоянию на 12 апреля в разных регионах Молдовы проживает около 96 тысяч украинских беженцев. Структура «ООН-женщины» работает с партнерами над сбором, анализом и распространением данных, чтобы проиллюстрировать дифференцированное и непропорциональное воздействие российского вторжения на Украину на женщин и девочек. В середине марта Cтруктура «ООН-женщины» совместно с Пограничной полицией Молдовы подготовила информационный бюллетень с данными о демографических профилях украинских беженцев, размещенных в стране. Совместно с Международной организацией по миграции было проведено обследование перемещенных лиц и собраны количественные данные. Чтобы собрать качественные данные для оценки, Структура «ООН-женщины» провела беседы с женщинами-беженцами, проживающими в центрах временного размещения. Это их история. 

23-year-old Anna, from Mariupol, discussing with UN Women team at the temporary placement center in Vatici, Orhei district, Moldova. Photo credit: Maxime Fossat / UN Women
23-year-old Anna, from Mariupol, discussing with UN Women team at the temporary placement center in Vatici, Orhei district, Moldova. Photo credit: Maxime Fossat / UN Women
23-летняя Анна из Мариуполя беседует с командой Структуры «ООН-женщины» в центре временного размещения в Ватичах, Оргеевский район, Молдова. Фото: ООН-женщины/ Максим Фосса
23-year-old Anna, from Mariupol, discussing with UN Women team at the temporary placement center in Vatici, Orhei district, Moldova. Photo credit: Maxime Fossat / UN Women
23-year-old Anna, from Mariupol, discussing with UN Women team at the temporary placement center in Vatici, Orhei district, Moldova. Photo credit: Maxime Fossat / UN Women
23-летняя Анна из Мариуполя беседует с командой Структуры «ООН-женщины» в центре временного размещения в Ватичах, Оргеевский район, Молдова. Фото: ООН-женщины/ Максим Фосса

23-летняя Анна из Мариуполя в первый день войны в одиночестве покинула родной город. Последние три недели молодая женщина проживает в центре временного размещения в 40 км к северу от Киева, в Ватичах, Оргеев. «Я стараюсь заниматься спортом каждый день. Я иду на пробежку. Это помогает мне отвлечься от плохих мыслей», — говорит она.

В Украине Анна работала учителем английского языка. Теперь, чтобы не потерять единственный источник дохода в Молдове, она ведет уроки онлайн. «Честно говоря, я даже не знаю, живы мои коллеги и ученики или нет. Связи с городом нет. Я могу только надеяться», — добавляет она.

Анна признается, что в Молдове у нее есть все, что нужно: и крыша над головой, и вкусная еда, и доступ к медицинскому обслуживанию и интернету. Не хватает только ее родственников и друзей, которые остались в Украине.

Marina, nail-artist from Odessa, at her work station in the temporary placement center in Vatici, Orhei district, Moldova. Photo credit: Maxime Fossat / UN Women
Марина, мастер по маникюру из Одессы, на своем рабочем месте в центре временного размещения в Ватичах Орхейского района, Молдова. Фото: ООН-женщины/ Максим Фосса

Марина из Одессы, мастер маникюра, живет в том же центре временного размещения, что и Анна. В центре она местная знаменитость, которую другие беженцы ищут для маникюра. Для Марины работа позволяет на мгновение забыть о войне. «Маникюр сейчас является своего рода терапией. Я всегда разговариваю с женщинами и девушками, с которыми работаю; иногда я даю им советы. Сейчас, в это непростое время, общение помогает всем нам», — делится она.

Когда началась война, Марина не решалась уезжать — надеялась, что все обойдется. Но психологически все стало сложно. «Звуки сирен меня так угнетали, что я не могла найти себе места. Чтобы их не слышать, я включала музыку погромче», — рассказывает она. Она в спешке уехала одна из Одессы, а после нескольких дней пребывания в центре в Молдове начала скучать по работе. Она показала другим женщинам свое портфолио нейл-арта, а когда поняла, что сможет поднять настроение, просто сделав маникюр, вернулась в Одессу с подругой, у которой была машина, чтобы забрать ее рабочие инструменты. Вскоре она начала делать женщинам маникюр, тем самым создавая у всех небольшое ощущение нормальной жизни.

В то же время Марина переживает за своих родителей, оставшихся в Одессе, особенно за тяжелобольного отца. «У нас здесь хорошо, но дома лучше», — говорит Марина. Это мнение разделяют и другие женщины, находящиеся в центре Ватичи, которые составляют 90 процентов от 70 находящихся там беженцев, и ни одна из которых не намерена оставаться надолго в Молдове — они надеются на мир, чтобы вернуться домой.

В районе Страшены в центральной части Молдовы Структура «ООН-женщины» посетила еще один центр временного размещения беженцев, который раньше был центром отдыха для детей и молодежи. Сейчас в нем проживает около 60 человек, большинство из которых женщины и дети.

Snejana, 41, from Odessa, together with her son David, 11, at a temporary placement center in Scoreni, Straseni district, Moldova. Photo credit: Maxime Fossat / UN Women
Snejana, 41, from Odessa, together with her son David, 11, at a temporary placement center in Scoreni, Straseni district, Moldova. Photo credit: Maxime Fossat / UN Women
Снежана, 41 год, из Одессы, беседует с командой Структуры «ООН-женщины» в центре временного размещения в Скоренях, Страшенский район, Молдова. Фото: ООН-женщины/ Максим Фосса
Snejana, 41, from Odessa, discussing with UN Women team at a temporary placement center in Scoreni, Straseni district, Moldova. Photo credit: Maxime Fossat / UN Women
Snejana, 41, from Odessa, discussing with UN Women team at a temporary placement center in Scoreni, Straseni district, Moldova. Photo credit: Maxime Fossat / UN Women
Снежана, 41 год, из Одессы, беседует с командой Структуры «ООН-женщины» в центре временного размещения в Скоренях, Страшенский район, Молдова. Фото: ООН-женщины/ Максим Фосса

До войны 41-летняя Снежана наслаждалась счастливой и мирной жизнью у моря. Она была самозанятым парикмахером в Одессе и не могла представить, что за один день ее жизнь кардинально изменится. «Из-за бомбежек мои дети не могли спать, и мы все были измотаны», — вспоминает она. «Я поняла, что у нас нет другого выхода, кроме как бежать из Украины».

Пока они не добрались до границы, Снежана ехала с открытыми окнами, чтобы было видно, что в машине находятся дети. «Я смогла вздохнуть свободно только когда мы перебрались на другую сторону границы. Мне было некуда идти, но благодаря добрым и любящим жителям Молдовы у меня и моих детей теперь есть все, что нам нужно», — говорит она.

Структура «ООН-женщины» и Международная организация по миграции провели обследование перемещенных лиц и опросили около 3000 беженцев на въездных и выездных пограничных переходах, в пунктах транзита, в центрах приема и в частных жилых домах. Согласно опросу, женщины составляют большинство беженцев, покидающих Украину, и составляют 81 процент всех опрошенных беженцев. Средний возраст женщин 40 лет, 60 процентов женщин в возрасте 30-49 лет. На женщин ложится огромная ответственность по уходу за детьми, которая усугубляется разделением семей и ограниченными финансовыми ресурсами. Около 83 процентов женщин путешествовали по крайней мере с одним ребенком в возрасте до 18 лет, причем у большинства из них был один ребенок (44 процента) или два ребенка (34 процента).

«Интеграция мер по обеспечению гендерного равенства, а также таких параметров, как возраст и многообразие в межсекторальные усилия по реагированию на беженцев, имеет решающее значение. Это необходимо для обеспечения того, чтобы женщины, девочки, мальчики и мужчины, особенно те, кто подвергается наибольшему риску, и те, кто подвергается маргинализации, имели равный доступ и могли воспользоваться помощью, услугами и информацией», — объясняет Доминика Стояноска, Представитель Структуры «ООН-женщины» в Молдове.