По словам Эстер Оби: «Мои родители подвергались расизму в 70-х. Я повергалась ему в какой-то степени – я чувствовала это кожей. Я хочу, чтобы мои дети даже не знали, что такое расизм»

Дата: 18 июня 2021 г.

Эстер Оби – гражданка Великобритании, в настоящее время живущая в Цюрихе (Швейцария), где она работает писательницей и фриланс-журналисткой. Она является одной из авторов переосмысливающей сказки инициативы Структуры «ООН-женщины» «Пробудись, не спи». Также она является сторонницей борьбы с расизмом и активисткой, преданной делу искоренения различных предрассудков и стигм, с которыми чернокожие люди, и, в частности, чернокожие женщины, сталкиваются в обществе. Она работает над созданием цифрового документального фильма, посвященного живущим в Цюрихе молодым темнокожим профессионалам, чтобы показать миру тысячи молодых чернокожих людей, таких же, как она, которые хотят жить в мире без дискриминации.

Esther Obi is a journalist and anti-racism activist who is currently developing a documentary about young, black professionals in Zurich. Photo: Personal archive.
Эстер Оби – журналистка и активистка, борющаяся с расизмом, в настоящее время работает над созданием документального фильма о молодых темнокожих профессионалах в Цюрихе. Фото: из личного архива
 
«Я горжусь тремя вещами. Во-первых, тем, что я чернокожая женщина. Я горжусь тем, что я не перестану об этом говорить. И я горжусь тем, что каждый день делаю так, чтобы темнокожее сообщество рассказывало и делилось своими историями. 

Писательство всегда было моей страстью. Будучи подростком, я всегда записывала свои мысли и чувства. Затем я поступила в университет, где изучала политику и журналистику. Сейчас я пишу о расизме, правах человека и равенстве. Я интервьюирую людей, чтобы понимать, через что они проходят. После начала активной деятельности движения Black Lives Matter в июне 2020 года у меня появилась возможность взять интервью у многих людей и узнать их истории. Даже если они и не сталкивались со значительными проявлениями расизма, они подвергались дискриминации в повседневной жизни – на работе, со стороны полиции, членов семьи, проводя свободный вечер. Вне зависимости от ситуации я пытаюсь выявить их эмоции, травму, влияние на их ментальное здоровье. Есть люди, которые фальшиво утверждают, что в Великобритании больше нет расизма. Поэтому во всех своих работах я стараюсь донести мысль, что нам по-прежнему необходимо равенство.

В том, что касается сказок, они всегда были чем-то, что я больше читала, чем сочиняла. Когда я росла, то, как и все, я хотела такого сказочного финала и в своей жизни. Обычно я не придумываю сказки, но, когда у меня появилась возможность написать мою собственную историю для этой инициативы Структуры «ООН-женщины», я решила попробовать и объединить в ней мою страсть к писательству, справедливости и искоренению расизма.

 Я росла в начале 1990-х и помню, как читала и смотрела сказку за сказкой и удивлялась тому, почему в них всегда один белый человек влюблялся в другого белого человека. В сказки никогда не привносилась религия или культура, что было важно для меня – чернокожего ребенка, живущего в белом обществе. Все истории были о белой, конвенционально привлекательной девушке, влюбляющейся в белого, конвенционально привлекательного юношу. И я спрашивала себя: «Почему в сказке нет таких людей, как я?». Если мне и встречались в сказке темнокожие персонажи, они всегда были второстепенными.

 Так что я всегда хотела поделиться мыслью о том, что есть люди, которые выглядят так, как я, хорошие люди, со своими эмоциями и чувствами, и со своими историями, достойными, чтобы их рассказали. Я решила воспроизвести свою историю на основе известной сказки. Я хотела сблизить представителей двух разных культур, чтобы они полюбили друг друга так же, как люди в этих так называемых классических сказках.

Нужно, чтобы дети понимали, что люди разных цветов кожи, разных культурных бэкграундов, рас, религий, гендеров тоже могут полюбить друг друга. Мы все одинаковы. У всех нас есть чувства, у нас одинаковая кровь, и чувствуем мы одно и то же. Я хочу, чтобы дети прочитали эту историю и осознали, что девочка может быть чернокожей, а мальчик – белым, и они могут полюбить друг друга и это нормально. Среди детей не должно быть никакой дискриминации, если мы хотим искоренить дискриминацию среди всего человечества.

 Я представляю людей разных гендерных идентичностей, цветов кожи, детей и семьи живущими в обществе без дискриминации. Для меня гендерное равенство является основным правом человека, означающим, что у всех есть одинаковые возможности и обязанности, и что все равны. Вне зависимости от того, какого цвета твоя кожа, какая у тебя гендерная идентичность, ребенок ли ты, подросток или взрослый, все равны. Я считаю, что все люди разные, но в глубине души одинаковые.

 Когда я слышу истории о том, через что пришлось пройти моим чернокожим собратьям или людям с небелым цветом кожи, я понимаю, как мне повезло, и еще больше стремлюсь объяснить людям, почему я делаю то, что делаю. Я не хочу, чтобы люди, чей цвет кожи – не белый, продолжали страдать. Мы страдали достаточно. Настало время, чтобы мы были равными. Мои родители подвергались расизму в 70-е, когда они приехали в Великобританию. Я повергалась ему в какой-то степени – я чувствовала это кожей – но не настолько, насколько они. Я хочу, чтобы мои дети даже не знали, что такое расизм».