Мнение эксперта: Гендерное воздействие COVID-19 требует трансформационных изменений в экономической политике

Дата: 9 сентября 2020 г.

Об авторе

Блерта Села, заместитель регионального директора Регионального офиса Структуры «ООН-женщины» для государств Европы и Центральной Азии. Фото: Личный архив

Блерта Села — заместитель регионального директора Регионального офиса Структуры «ООН-женщины» для государств Европы и Центральной Азии в Стамбуле, Турция. Уроженка Албании, она имеет 20-летний опыт в управлении, разработке и реализации программ. До прихода в Структуру «ООН-женщины» она работала в качестве заместителя постоянного представителя ПРООН на Украине. Г-жа Села также имеет опыт сотрудничества с рядом организаций гражданского общества и правозащитных организаций в вопросах содействия социально-экономическому развитию, продвижения гендерного равенства и осуществления прав человека. 

Пандемия COVID-19 обнажила и усугубила гендерное неравенство и предрассудки, а также углубила ранее существовавшее неравенство на рынке труда. Женщины традиционно получали более низкие доходы и занимали менее стабильные рабочие места, чем мужчины; они также с большей вероятностью могут быть заняты в неформальном секторе или в сфере услуг, т.е. в тех секторах, где наблюдается ограниченный доступ к социальной защите, страхованию, оплате труда по болезни и оплачиваемому отпуску по уходу за ребенком, а также в тех секторах, которые серьезно пострадали в результате пандемии. Кроме того, на плечи женщин ложится непропорционально большая доля неоплачиваемой работы по дому и уходу за членами семьи. Пандемия COVID-19 оказала серьезное и тяжёлое влияние на экономическую безопасность женщин, которое будет иметь долгосрочные последствия, приводя к сокращению доходов женщин и их участия в рабочей силе, а также способствуя более глубокому сокращению глобального ВВП.

Чтобы сдержать и обратить вспять социально-экономическое бремя кризиса COVID-19 для женщин, мы должны начать с общего понимания того, как пандемия углубляет существующее неравенство и обнажает уязвимости в экономической системе. Региональная гендерная экспресс-оценка, проведенная Региональным офисом Структуры «ООН-женщины» для государств Европы и Центральной Азии (Структуры ООН по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин) для анализа гендерного воздействия COVID-19, демонстрирует тревожную реальность влияния пандемии на участие женщин в экономической сфере во всем регионе Европы и Центральной Азии (ЕЦА).

В результате пандемии и последовавших ограничительных мер в типично феминизированных секторах, таких как розничная торговля, гостиничный бизнес и туризм, наблюдалось больше увольнений и потерь рабочих мест, чем в других секторах. Региональная гендерная экспресс-оценка показала, что более 12% женщин потеряли работу, а 43% столкнулись с сокращением оплачиваемого рабочего времени. Женщины также подвергаются большему воздействию, поскольку они, как правило, работают в неформальном секторе или на микро-, малых и средних предприятиях (ММСП), либо в качестве самозанятых работников или помогающих членов семьи, где они вряд ли смогут рассчитывать на пособие по болезни или другие инструменты социальной защиты. По данным экспресс-оценки, из всех групп работающих женщин самозанятые пострадали в наибольшей степени, при этом около 70% из них столкнулись с сокращением оплачиваемого рабочего времени или потерей работы.

Кроме того, на плечи женщин ложится непропорционально большая доля неоплачиваемых обязанностей по уходу за членами семьи, которые усугубляются мерами по изоляции, закрытием школ, необходимостью обеспечения защиты пожилых людей и уходом за больными. Как показала региональная гендерная экспресс-оценка, бремя неоплачиваемой работы женщин по дому и уходу за больными увеличилось по меньшей мере на 10 процентных пунктов — до 20 пунктов в таких странах, как Турция.

Некоторые программы реагирования на чрезвычайные ситуации, принятые национальными правительствами стран ЕЦА, внушают оптимизм и включают конкретные гендерные меры в отношении социальной помощи (такие, как обусловленные и безусловные денежные выплаты) и поддержки в натуральной форме (в виде поставок продовольствия и медикаментов). Например, в Турции и Сербии были созданы схемы денежных выплат, ориентированные на женщин, в то время как в Албании и Грузии осуществлялись программы распределения продовольствия, а также медицинских товаров и других услуг с особым акцентом на домохозяйства, возглавляемые женщинами, родителей одиночек, этнические меньшинства, поселения рома и другие уязвимые и недостаточно охваченные услугами группы населения. Подобные программы являются важнейшей составляющей гендерно-чувствительных мер реагирования на кризис COVID-19 и служат конструктивным руководством для правительств других стран.

По мере того, как мы переходим от реагирования к восстановлению, соответствующие шаги по устранению последствий гендерного воздействия COVID-19 в средне- и долгосрочной перспективе включают в себя скоординированный, инклюзивный, многосторонний, ориентированный на человека и комплексный подход, а также преобразующие изменения в экономической политике. Это будет способствовать укреплению гендерного равенства, расширению прав и возможностей женщин и повышению жизнестойкости и устойчивости экономики. С целью минимизации воздействия в краткосрочной перспективе необходимо сосредоточить внимание на социальной помощи — денежных выплатах женщинам, снятии налогового бремени с принадлежащих женщинам предприятий, использовании существующих программ социальной защиты для охвата сфер розничной торговли, гостиничного и туристического бизнеса и т.д., а также распространить действие систем социальной защиты на неформальный сектор экономики. Социальная финансовая помощь должна также включать поддержку инноваций и стартапов, возглавляемых женщинами.

Женщины веками занимались инновационной деятельностью, и это особенно актуально в период кризиса. Поэтому крайне важно инвестировать в развитие идей и навыков, генерируемых женщинами, и поддерживать их, поскольку это пойдет на пользу местным общинам и другим группам населения. Примером этого является основанная женщинами платформа электронной торговли Soplidan.ge в Грузии, которая во время пандемии позволила производителям сельскохозяйственной продукции наладить прямую связь со своими потребителями. С введением мер по изоляции и закрытием рынков фермеры нуждались в этом альтернативном способе распространения и продажи своей продукции. Структура «ООН-женщины» оказала поддержку шести женщинам-производительницам сельскохозяйственной продукции, обеспечив им доступ к Soplidan.ge. Без этой платформы производители и их семьи пострадали бы в большей степени. Однако такие площадки не могут существовать без доступа к финансированию — отсутствие финансирования является основным препятствием для масштабирования или даже запуска стартапа.

В среднесрочной перспективе крайне важно, чтобы вопросы гендерного равенства были включены в национальные пакеты мер бюджетно-финансового стимулирования, а также в процесс разработки национальной политики, поскольку экономические стратегии в значительной степени ориентированы на отрасли, в которых доминируют мужчины. Опыт предыдущих кризисов показывает, что в целом в странах с более масштабными пакетами мер бюджетно-финансового стимулирования наблюдается более активное восстановление как с точки зрения доходов, так и в плане занятости. По этим причинам крайне важно, чтобы имеющаяся ликвидность использовалась для смягчения социально-экономического бремени, лежащего на женщинах, и создания условий для восстановления экономики на основе гендерного равенства. С учетом отраслевой/профессиональной концентрации женщин в трудоемких отраслях обрабатывающей промышленности (например, швейной и текстильной промышленности) и в МСП, в наибольшей степени пострадавших от пандемии, в рамках пакетов финансовых стимулов необходимо принимать конкретные меры, направленные на решение проблемы занятости женщин. Например, при разработке схем поддержки предприятий, испытывающих затруднения, определенную долю следует выделять в зависимости от размера предприятия с целью удержания на плаву малых предприятий/низкодоходных самозанятых лиц (главным образом женщин), а также внедрять конкретные меры по поддержке женщин-предпринимателей или предприятий, находящихся в собственности/управляемых женщинами.

Меры реагирования должны выходить за рамки систем социальной защиты — от фрагментарных подходов к устойчивой, инклюзивной экономике. Отсутствие доступа к социальному обеспечению и помощи по уходу за детьми в наибольшей степени ограничивает возможности женщин в области трудоустройства, обучения и профессиональной подготовки, а следовательно, является одним из важнейших элементов инфраструктуры. Включение услуг по уходу в качестве важнейшей составляющей социально-экономического восстановления позволило бы переориентировать стратегическое внимание на положение женщин в экономике в качестве работников и лиц, обеспечивающих уход. Кроме того, инвестиции в инфраструктуру для оказания услуг по уходу будут стимулировать создание рабочих мест и развитие общин. В конечном счете, государство выиграет от такого рода инвестиций благодаря расширению участия на рынке труда, увеличению налоговой базы и ослаблению давления на систему социального обеспечения.

Частный сектор также должен играть решающую роль. Гендерно-чувствительные меры реагирования со стороны частного сектора ускорят всестороннее экономическое восстановление и обеспечат более широкое участие женщин в экономике - применение более гибкого рабочего графика и увеличение инвестиций в образование и профессиональную подготовку женщин приведут к долголетию и жизнестойкости бизнеса, повышению производительности труда и удержанию женщин на рабочих местах.

Гендерное равенство является непременным условием для инклюзивного, устойчивого и стабильного развития. Если мы рассчитываем на более эффективное восстановление, важнейшее значение имеют гендерно-ориентированные программные меры реагирования на кризис COVID-19, которые обеспечат экономическую безопасность женщин и решат проблему несправедливого бремени по уходу за членами семьи.