COVID-19: В центре внимания женщины

Заявление г-жи Фумзиле Мламбо-Нгкуки, заместителя Генерального секретаря Организации Объединенных Наций и Директора-исполнителя Структуры «ООН-женщины»

Дата: 20 марта 2020 г.

В отношении пандемии COVID-19 очевидно одно: когда рушатся фондовые рынки, закрываются школы и университеты, люди создают запасы еды и товаров, а дом становится другим и многолюдным пространством – это не просто проблема здравоохранения. Это глубокое потрясение для наших обществ и экономики, обнажающее недостатки государственных и частных механизмов, которые в настоящее время функционируют только в том случае, если женщины играют многочисленные и низкооплачиваемые роли.

Мы приветствуем усилия правительств, которые принимают чрезвычайные меры, чтобы остановить распространение инфекций, и высоко оцениваем решительное руководство, от рядовых граждан до глав государств, обеспечивающее целенаправленные ответные меры, – от канцлера Меркель и премьер-министра Зольберг, стремящихся успокоить тревоги и опасения людей, до премьер-министра Ардерн, уделяющей особое внимание благосостоянию в своих экономических мерах.

При том, что дети не посещают школу, матери могут все еще работать из дома, но многие из них сейчас также становятся учителями и воспитателями, что имеет последствия для тех, кто ранее работал на этих должностях. Для 8,5 млн женщин-мигранток, работающих в качестве домашней прислуги, зачастую по незащищенным контрактам, потеря дохода также сказывается на их иждивенцах дома. Такие женщины-профессионалы, как мать двоих детей Сон Со Ён из Южной Кореи, сообщают о дилемме выбора между необходимостью вернуться на работу и вынужденным отказом от этого, чтобы их более высокооплачиваемые партнеры могли продолжать свою работу. По мере закрытия школ во все большем числе стран, повсюду в мире растет и число матерей, сталкивающихся с таким выбором, что ведет к нарастанию последствий.

К середине марта в 166 странах, районах или территориях было зарегистрировано 207 855 подтвержденных случаев. Однако без данных, дезагрегированных по признаку пола, эти цифры дают нам лишь часть информации о воздействии пандемии на женщин и мужчин. Нам необходимо гораздо больше дезагрегированных по признаку пола данных, чтобы мы могли увидеть, как меняется ситуация, в том числе по неодинаковым уровням инфицирования, различающимся экономическим последствиям, различающимся обязанностям по уходу и масштабам бытового насилия и сексуальных домогательств. 

Даже при отсутствии таких данных опыт предыдущих крупных эпидемий указывает нам на конкретные сильные и слабые стороны, на которые мы можем обратить внимание и предпринять активные действия для защиты.  В тех случаях, когда правительства или предприятия обеспечивают защиту доходов, эти меры могут облегчить дилеммы выбора, сохранить доходы и помочь избежать обнищания домашних хозяйств. Подобные ответные меры должны распространяться и на тех, кто занят в неформальном секторе экономики, где большинство женщин, работающих вне дома, зарабатывают себе на жизнь. Такая социальная защита лучше всего ориентирована конкретно на женщин.

Вспышка лихорадки Эбола в 2014-2016 годах в западноафриканских странах Гвинее, Либерии и Сьерра-Леоне, а также эпидемия вируса Зика в 2015-2016 годах в Латинской Америке позволяют извлечь важнейшие гендерно-дифференцированные уроки в области общественного здравоохранения и социально-экономического развития. В условиях тех эпидемий, равно как и сейчас, женщины были подвержены как медицинским, так и экономическим рискам, которые неразрывно связаны с их ролью в обществе и обязанностями по уходу в семье.

Так, например, вирусы Эбола и Зика могут иметь катастрофические последствия для беременных женщин. Однако во время обеих предыдущих вспышек эпидемии доступ к услугам по планированию семьи был весьма ограничен, а беременные и кормящие женщины были лишены возможности пройти вакцинацию против вирусов. Это подчеркивает важность оказания устойчивых услуг по охране материнского здоровья во избежание увеличения числа случаев смерти от осложнений, связанных с беременностью или родами, и равного доступа женщин к разработке и использованию всех медицинских препаратов, включая вакцины, произведенные ранее.

В Либерии на долю женщин приходится 85% рыночных торговцев. Их источники средств к существованию и экономическая безопасность пострадали, поскольку ограничения на передвижения, связанные с лихорадкой Эбола, сказались на торговле и на скоропортящихся товарах. Тогда вместе с Центральным банком Либерии мы смогли помочь тысячам женщин, занимающимся трансграничной торговлей, спасти и расширить их бизнес за счет внедрения денежных переводов с помощью мобильных технологий. Это подчеркивает важность учета роли женщин в восстановительных мерах, а также значение инновационных технологий для решения проблем.

Сейчас наступил момент, когда правительства должны признать не только огромный вклад, который вносят женщины, но и шаткость положения столь многих из них. Это включает в себя акцент на секторах, где женщины составляют подавляющее большинство и получают недостаточную заработную плату, таких как наемные работники с посуточной оплатой, владельцы малых предприятий, занятые в сфере уборки, ухода, кассовых операций и общественного питания, а также в неформальном секторе экономики.

Во всем мире женщины составляют 70% рядовых работников здравоохранения и социального сектора, таких как медсестры, акушерки, уборщицы и работницы прачечных. Нам нужны стратегии по смягчению последствий, конкретно направленные как на охрану здоровья, так и на устранение экономических последствий вспышки COVID-19 для женщин, поддерживающие и повышающие устойчивость женщин, как это было сделано в Либерии и других странах. И для того, чтобы эти меры были как можно более продуманными, женщины должны в полной мере участвовать в их разработке, быть приоритетными получателями помощи и партнерами в выработке долгосрочных решений.

Мы каждый день получаем все больше информации из очага пандемии в Китае. Мы тесно сотрудничаем с руководством этой страны в рамках коллективных ответных мер ООН. Один миллиард человек был охвачен совместными кампаниями, в рамках которых повышается осведомленность при помощи информации о состоянии общественного здравоохранения, ведется борьба со стигматизацией и дискриминацией, освещаются особые потребности женщин, поощряется лидерство и участие женщин, а также разрабатываются планы по восстановлению, учитывающие вопросы равенства, здравоохранения и экономики.

Я горжусь тем, что наша команда Структуры «ООН-женщины» присутствовала на каждом этапе этого пути, обеспечивая доступ к гендерно-ориентированной информации и сотрудничая с такими родственными агентствами, как ЮНФПА, который занимается мобилизацией поддержки для беременных женщин и обеспечением безопасных условий для родов. Мы также сотрудничаем с женскими организациями по всему миру, например, с лагерем беженцев-рохинья в Кокс-Базаре (Бангладеш), где женщины, особенно в условиях высокой сегрегации, могут столкнуться с отсутствием критически важной информации. Здесь женщины организовали свою собственную сеть, в рамках которой просвещают женщин и девочек по вопросам обеспечения безопасности и предотвращения инфекций.

Всем нам, участникам этих усилий, будь то государственный или частный сектор, необходимо применять скоординированный, ориентированный на человека подход к быстрому наращиванию потенциала систем здравоохранения как в развитых, так и в развивающихся странах, прилагая сознательные усилия к тому, чтобы женщины были в центре внимания. Например, обеспечить более широкий доступ к соответствующим средствам индивидуальной защиты для лиц, ухаживающих за больными на дому, и устранить препятствия в их работе путем поощрения гибкого графика работы и обеспечения поставок средств гигиены во время менструации. Эти потребности еще более важны для районов, изолированных или находящихся в карантине. Такого же внимания требуют аспекты гендерного насилия, которые усугубляются текущими условиями, но могут не получить должного внимания в стремлении отреагировать на пандемию.

Насилие в отношении женщин уже носит характер эпидемии во всех без исключения обществах. Ежедневно в среднем 137 женщин погибают от рук членов своей семьи. Мы также знаем, что уровень бытового насилия и сексуальной эксплуатации резко возрастает, когда домашние хозяйства оказываются в условиях повышенного стресса в результате проблем в области безопасности, здравоохранения и финансов, а также из-за стесненных и ограниченных условий жизни. Мы часто видим это среди перемещенного населения в переполненных лагерях беженцев; кроме того, в последнее время в некоторых странах, практикующих социальное дистанцирование, число зарегистрированных случаев бытового насилия утроилось.

Кибернасилие также стало обычным явлением в Интернете, и, поскольку ограничения на передвижения увеличивают число участников онлайн игр и веб-чатов, в этой области необходимо усилить контроль для защиты девочек. Девочки также могут активизировать свою собственную работу по противодействию в этой области и играть ведущую роль в поиске решений для социальных СМИ. В Китае начали использовать хэштег #AntiDomesticViolenceDuringEpidemic (пер. Против бытового насилия во время эпидемии), тем самым помогая определить насилие в качестве риска во время изоляции и в интернет-пространстве.

COVID-19 предоставляет нам возможность для принятия радикальных, позитивных мер, направленных на устранение укоренившегося неравенства во многих сферах жизни женщин. Существует множество возможностей не просто для стойкости, но и для восстановления и роста. Я прошу правительства и всех других поставщиков услуг, включая частный сектор, воспользоваться этой возможностью, чтобы спланировать свои действия в ответ на COVID-19, как никогда прежде, и в полной мере учесть гендерную перспективу, активно наращивая знания по гендерным вопросам в группах реагирования и внедряя гендерные аспекты в планы реагирования. Например, увеличить финансирование приютов для женщин, с тем чтобы они могли предоставлять услуги женщинам, которым необходимо вырваться из обстановки насилия, а также направить экономическую поддержку и помощь в частности в сектора розничной торговли, гостиничного бизнеса и малых предприятий, где женщины в основном работают по контрактам, не обеспечивающим стабильной занятости, если таковые вообще имеются, и где они наиболее уязвимы для вынужденной экономии расходов.

Все это требует финансирования; организациям, борющимся с распространением COVID-19, необходимы бюджетные ресурсы для учета гендерной проблематики и социальной интеграции, и я настоятельно призываю доноров включить эти аспекты в свою поддержку, рассматривая их в качестве постоянного, несомненно позитивного элемента бюджетов развития, и расширять, а не сокращать поддержку мер по обеспечению гендерного равенства. Организации, служащие интересам женщин, нуждаются в помощи для активизации своих ответных мер и подготовки к восстановлению. Для этого требуются ресурсы, которых не хватает многим организациям. Мы обращаемся к донорам с призывом усилить поддержку женщин, вместо того чтобы следовать методу жесткой экономии. Необходимы глобальные, скоординированные ответные меры такого масштаба, которые последовали за финансовым кризисом, построенные с учетом гендерных аспектов и в полной мере учитывающие интересы всех сторон.

Настало время государственным службам и обществу в целом принять во внимание наши национальные и личные ценности и признать силу солидарности. Это возможность построить лучшие, более сильные, устойчивые и равноправные общества. Настало время смело расставлять приоритеты. Принятие правильных шагов сейчас в интересах восстановления в будущем может принести как облегчение, так и надежду женщинам всего мира.