Женщины и COVID-19: Пять вещей, которые правительства могут сделать уже сейчас

Автор: Заместитель Директора-исполнителя Структуры «ООН-женщины» Анита Бхатия

Дата: 25 марта 2020 г.

Правительства всего мира изо всех сил пытаются сдержать пандемию COVID-19. И, хотя некоторые указывают на ее последствия для женщин, гендерные аспекты все еще не учитываются при формировании тех решений, которые принимают в основном лидеры-мужчины. В то же время многие последствия COVID-19 сильнее всего сказываются на женщинах. Вот почему:

Во-первых, хотя экономические и социальные последствия пандемии оказывают серьезное влияние на всех, в большей степени они сказываются на женщинах. Карантины и режимы изоляции непосредственно затрагивают многие отрасли формальной экономики, такие как поездки, туризм, рестораны, производство продуктов питания, где отмечается очень высокий уровень участия женщин в рабочей силе. На долю женщин также приходится значительная часть неформального сектора экономики во всем мире, включая неформальные рынки и сельское хозяйство. Как в развитых, так и в развивающихся странах многие рабочие места в неформальном секторе — домашние работники, персонал по уходу — занимают в основном женщины, которые, как правило, не имеют медицинской страховки и не являются участницами системы социальной защиты, на которую можно было бы опереться.

В то же время женщинам, как правило, приходится нести еще большее бремя, связанное с обязанностями по уходу за членами семьи. В среднем, еще до COVID-19 женщины выполняли в три раза больше неоплачиваемой работы по уходу в семье, чем мужчины. В настоящее время матери, занятые в формальном секторе, пытаются достичь баланса между одной или несколькими из следующих обязанностей: работа (если она еще есть), уход за детьми, обучение на дому, уход за престарелыми и работа по дому. Особенно уязвимы домохозяйства, возглавляемые женщинами.

Во-вторых, кризис оказывает негативное влияние на здоровье и безопасность женщин. Помимо прямых последствий болезни, женщинам может быть трудно получить доступ к столь необходимым услугам по охране материнского здоровья, учитывая, что все услуги сейчас ориентированы на удовлетворение основных медицинских потребностей. Доступность противозачаточных средств и услуг для удовлетворения других потребностей может быть нарушена. Личная безопасность женщин также находится под угрозой. Условия, необходимые для борьбы с болезнью — изоляция, социальное дистанцирование, ограничение свободы передвижения, — это, как ни парадоксально, те самые условия, которые играют на руку агрессорам, поскольку теперь, в обстоятельствах, санкционированных государством, они могут свободно дать волю жестокому обращению.

В-третьих, поскольку большую часть рядового медицинского персонала, в особенности медсестер, составляют женщины, их риск инфицирования выше. (По некоторым оценкам, 67% работников здравоохранения во всем мире — женщины). Таким образом, наряду с необходимостью уделять внимание обеспечению безопасных условий для ВСЕХ лиц, обеспечивающих уход, приоритетного внимания требуют женщины-медсестры и сиделки — не только в плане доступа к средствам индивидуальной защиты, таким как маски, но и удовлетворения других потребностей, таких как средства гигиены в период менструаций, которые могут быть легко и непреднамеренно упущены из виду, но имеют важное значение для обеспечения их хорошей работоспособности.

Наконец, поражает, сколько мужчин играют ключевую роль в принятии решений в процессе разработки и осуществления ответных мер в связи с пандемией. Когда кто-либо из нас включает телевизор в любой точке мира, мы видим множество мужчин. Это не удивительно, если учесть, что по сравнению с мужчинами женщины по-прежнему не обладают той же степенью участия в работе основных директивных органов — правительств, парламентов, кабинетов или корпораций. Женщины составляют лишь 25% парламентариев во всем мире и менее 10% глав государств и правительств. Несмотря на то, что у нас есть несколько ярких примеров женщин - глав государств или правительств, на арене принятия решений в связи с этой пандемией женщины заметны лишь своим отсутствием.

Вот пять действий, которые правительства могут предпринять сейчас для решения этих вопросов: 

Во-первых, убедиться, что потребности женщин-медсестер и врачей учитываются во всех аспектах мер реагирования. Как минимум, это означает обеспечение доступности таких средств гигиены в период менструаций, как гигиенические прокладки и тампоны, для женщин, обеспечивающих уход, и находящихся на передовой борьбы с инфекцией, как часть средств индивидуальной защиты. Это гарантирует, что они не столкнутся с ненужным дискомфортом в и без того сложных ситуациях. Но самое главное, поговорите с теми, кто осуществляет уход за больными, спросите об их потребностях и удовлетворите их. Они заслуживают всей поддержки, которую мы можем оказать им прямо сейчас, особенно в части крайне необходимого важного медицинского оборудования.

Во-вторых, отнести «горячие линии» и услуги для всех жертв насилия в семье к разряду «услуг первой необходимости» и обеспечить их работу, а также проинформировать правоохранительные органы о необходимости реагировать на звонки пострадавших. Следуйте примеру Квебека и Онтарио, которые включили приюты для женщин, переживших насилие, в список жизненно важных услуг. Это позволит избежать многих травм, увечий и смертей, к которым невольно может привести пандемия в карантинный период, учитывая высокую долю случаев насильственной смерти женщин от рук их интимных партнеров.

В-третьих, пакеты финансовой помощи и стимулов должны включать меры социальной защиты, отражающие понимание особых обстоятельств, в которых находятся женщины, и официальное признание экономики ухода. Это предусматривает обеспечение наиболее нуждающихся пособиями по медицинскому страхованию и предоставление оплачиваемого отпуска и/или отпуска по болезни для тех, кто не может прийти на работу, поскольку ухаживает за детьми или пожилыми людьми дома.

В отношении работников неформального сектора, которые составляют подавляющее большинство женской рабочей силы в развивающихся странах, следует предпринять особые усилия для осуществления компенсационных выплат. Выявление таких работников неформального сектора будет сопряжено с трудностями и должно учитывать конкретные обстоятельства в стране, однако стоит приложить усилия, чтобы обеспечить более равноправные результаты.

В-четвертых, руководители должны найти способ привлечь женщин к процессу принятия решений по вопросам, касающимся реагирования и восстановления. Будь то на местном, муниципальном или национальном уровне, вовлечение женщин в процессы принятия решений приведет к более успешным результатам; мы знаем из многих ситуаций, что разнообразие мнений обогатит окончательное решение. Наряду с этим политические лидеры должны использовать потенциал женских организаций. Охват женских групп поможет обеспечить более активное реагирование со стороны общин, поскольку их значительные сети могут быть задействованы для распространения сообщений о необходимости социального дистанцирования. Участие женских групп существенно способствовало реализации мер реагирования на вспышку лихорадки Эбола, почему бы не поступить так и в этот раз?

Наконец, директивные органы должны обращать внимание на то, что происходит в домах людей, и поддерживать равное распределение бремени по уходу за членами семьи между женщинами и мужчинами. Нам доступна прекрасная возможность изменить стереотипное представление о гендерных ролях в домохозяйствах во многих частях мира. Одно из конкретных действий правительств, особенно лидеров-мужчин, заключается в том, чтобы присоединиться к нашей инициативе, HeForShe («ОнДляНее») и получить более подробную информацию о кампании HeforShe@home («ОнДляНееДома»), в рамках которой мы поощряем мужчин и мальчиков брать на себя справедливую долю домашних обязанностей и тем самым облегчать часть бремени, связанного с обеспечением ухода, которое в непропорционально большой степени ложится на женщин.

Эти и другие меры носят срочный характер. Удовлетворение потребностей женщин дает нам возможность более качественного восстановления на основе принципа «лучше, чем было».

Что может стать лучшей данью уважения нашей общей человечности, чем реализация политических мер, направленных на построение более равноправного мира?