Кратко о важном: «Чем больше отцы знают о гендерном неравенстве, тем менее склонны они к дискриминации между мальчиками и девочками»

Дата: 21 ноября 2019 г.

Hasan Deniz

Хасан Дениз - директор программ отцовства Фонда образования матери и ребенка (AÇEV), организации гражданского общества в Турции, которая разрабатывает и проводит образовательные программы для детей, родителей и молодых женщин по всей стране. В настоящее время AÇEV реализует проект в области инновационных стратегий, направленных на формирование благоприятного отношения и моделей поведения, способствующих укреплению гендерного равенства и прекращению насилия в отношении женщин, в рамках совместной региональной программы ЕС и Структуры «ООН-женщины» по искоренению насилия в отношении женщин на Западных Балканах и в Турции «Внедрение норм, изменение взглядов», финансируемой Европейским союзом.  

AÇEV известен своей программой поддержки отцовства в Турции. Каковы основные компоненты этой программы?

Флагманская программа поддержки отцов (FSP) – это групповая, рассчитанная на 10-13 недель программа для отцов из малообеспеченных семей с детьми в возрасте 3-11 лет. Это образовательная программа для взрослых, разработанная AÇEV в 1996 году и обновленная на основе исследований и социальных потребностей. Ее главная цель – дать отцам возможность брать на себя больше ответственности и играть более активную роль в развитии ребенка. Программа проводится в группах из 15-20 отцов в течение как минимум 10 недель и в общей сложности 25 часов, еще два занятия проводятся с матерями. Занятия проводятся с использованием различных методов, которые включают групповые обсуждения, занятия в малых группах, игры, ролевые игры, рассказывание историй и анализ практических примеров. 

Усиление роли мужчин как отцов на важном этапе формирования личности детей нацелено на оказание поддержки мужчинам в поощрении демократического воспитания детей и гендерно-чувствительных практик в их семьях. Оценка программ показала, что отцы, которые участвовали в FSP, взяли на себя большую ответственность за заботу о детях, выстроили более демократические отношения со всеми членами семьи и способствовали развитию своих детей. Эта программа оказала позитивное влияние не только на отношения отцов с их детьми, но и с их женщинами-партнерами.

Почему важно работать с отцами для продвижения гендерного равенства и нулевой терпимости к насилию в отношении женщин и девочек?

Я считаю, что, используя отцовство в качестве отправной точки для постепенной трансформации гендерных ролей в семье, мы можем привлечь сообщества мужчин к проблеме гендерного равенства и влиять на ключевые заинтересованные стороны и общество в целом. Результаты последней оценки наших программ показали, что 43% отцов сообщили о повышении осведомленности в таких вопросах, как ответственность за развитие ребенка и обязанности по дому, потребности детей, сочувствие и ненасильственные методы общения; еще 35% отцов сообщили об улучшении понимания вопросов гендерного равенства и гендерного насилия. Также было отмечено, что, изучая более демократичные и эмпатические способы общения с членами семьи или воспитания своего ребенка, отцы склонны отказываться от суровой дисциплины и агрессивного поведения. С повышением осведомленности о своей роли в развитии детей отцы часто сообщают об улучшении отношений со своими супругами, а также об укреплении чувства благополучия в результате принятия большей ответственности в рамках семьи. 

Исходя из вашего опыта, каковы основные проблемы при работе над изменением образа мыслей отцов?

Есть много проблем, которые нужно решить при работе над изменением взглядов отцов. Я твердо верю, что социальные перемены часто требуют изменений на разных уровнях, и наиболее успешными являются те из них, которые происходят на глубинном уровне. Например, выпускники Программы поддержки отцов AÇEV хотели поддержать группу, а также поделиться своими знаниями с сообществом и начали самоорганизовываться в местные группы поддержки в 11 городах. Эти отцовские группы занимались такими вопросами, как гендерное насилие и работа по дому.

Когда мы стремились сфокусироваться на концепции вовлеченного отцовства, мы провели общенациональное исследование, чтобы определить существующие особенности и проблемы отцовства в Турции. Как и следовало ожидать, результаты исследования совпали с тем, что мы наблюдали в нашей работе с отцами: 91% отцов полагали, что забота о детях была в первую очередь обязанностью матери, график работы отцов мешал им продуктивно проводить время со своими детьми, а то время, которое они уделяли детям, не всегда способствовало их развитию. 

Другим важным фактором, влияющим на выполнение отцовских обязанностей, является сексистское отношение к женщинам. Мужчины, которые не принимали идею гендерного равенства, также не участвовали в уходе за детьми. Другим интересным выводом исследования было то, что 58% отцов «чувствовали, что не знали, что делать, когда впервые стали отцами». Отцы отметили, что помощь им нужна больше всего в вопросах когнитивного развития их детей. 

Что вдохновило вас на работу с отцами в вопросах борьбы с вредными гендерными стереотипами и насилием в отношении женщин? 

В Турции остро ощущалась социальная необходимость бросить вызов традиционным гендерным нормам, особенно тем, которые практикуются в семье, и повысить осведомленность мужчин об их обязанностях как в рамках отцовства, так и с точки зрения достижения гендерного равенства.  Наша стратегия заключалась в том, чтобы сосредоточить внимание на роли отцов как наиболее доступной точке вмешательства для вовлечения мужчин в вопросы расширения прав и возможностей женщин с помощью программы ознакомления с родительскими обязанностями, разработанной специально для мужчин в соответствии с принципом гендерного равенства. 

Вовлечение мужчин считается эффективным подходом для продвижения гендерного равенства и ликвидации насилия в отношении женщин, хотя таких инициатив не так уж много. Как вы думаете, как продвигать этот тип инициативы?

Я думаю, что существует значительное количество инициатив, которые работают с аналогичными вопросами, но имеют ограниченное влияние на местах. За два десятилетия работы с отцами мы поняли ценность привлечения как можно большего числа заинтересованных сторон. В прошлом мы фокусировались в основном на государственных учреждениях, неправительственных организациях и университетах, тогда как к представителям бизнеса мы обращались только за финансированием. Сегодня, например, мы стремимся лучше информировать частный сектор об изменениях, которых они могут добиться на своих рабочих местах и в деловой практике, чтобы продвигать идею активного ответственного отцовства. Это беспроигрышная ситуация для отцов, женщин, семей и работодателей, так как гибкие условия работы, например, улучшают физическое и психическое здоровье работников, повышают лояльность работодателю, а также увеличивают их мотивацию и производительность, в дополнение к тому, что позволяют им быть более вовлеченными родителями.