Когда речь идет о согласии, нет места для двусмысленности

Дата: 18 ноября 2019 г.

Первоначально опубликовано на Medium.com/@UN_Women

Consent: There are no blurred lines.

«Они не сказали нет»…

«Мы были пьяны»…

«Она сама напросилась из-за того, как была одета» …

«Вы должны быть более напористым».

Мы слышали эти фразы раньше. Люди используют их в попытке размыть границы сексуального согласия, обвинить жертв и освободить преступников от ответственности за преступления, которые они совершили.

В то время как те, кто использует такие фразы, могут иметь нечеткое понимание согласия, значение слова предельно ясно. Когда речь идет о согласии, нет места для двусмысленностей.

Вот что мы подразумеваем под согласием:

Как выглядит и звучит согласие?

Unconcious is not consent; a mini skirt is not consent; drunk is not consent; maybe is not consent; a forced yes is not consent; past consent is not consent; silence is not consent

Мотивированное

Согласие рождается из мотивации. Не ожидайте четко сформулированного отказа, лучше убедитесь в наличии отчетливого активного согласия.

Если ваш партнер соглашается, но кажется обеспокоенным или неуверенным — это не согласие.

«Нет», «я не знаю» и молчание не являются согласием.

Свободно выраженное

Согласие должно быть дано без давления. Нельзя обманом, принуждением или угрозами заставлять кого-то сказать «да». Человек не может дать согласие, если находится без сознания или в измененном состоянии сознания, например, в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Информированное и осознанное

Вы можете согласиться на что-то, только если у вас есть все факты. Например, если партнер говорит, что он будет использовать средства контрацепции во время секса, но не делает этого, это не секс по согласию.

Согласие не может быть свободным и полным, если все участвующие стороны не достигли совершеннолетия. Таким образом, детский брак — это принуждение.

«Замужество в столь юном возрасте - самая трудная вещь, через которую может пройти любая девочка. Когда вы принуждаете девочку вступать в брак, вы даете мужчине право насиловать ее каждый день», - заявляет Джаха Дукуре, региональный посол доброй воли Структуры «ООН-женщины» в Африке.

Будучи жертвой калечащих операций на женских половых органах и принудительного брака в возрасте 15 лет, г-жа Дукуре не понаслышке знает, как вредные практики и другие формы принуждения отнимают у молодых девушек здоровье и независимость. Прочитайте ее интервью.

... Is not consent.

Избирательное

Согласие предусматривает избирательность.

Вы вправе дать согласие на что-то одно, при этом отказавшись от другого. Вы можете согласиться на поцелуи или прикосновения сегодня, но отказаться от них завтра. То, на что вы соглашаетесь, зависит от вас, и вы вправе это менять.

Обратимое

Согласие может быть отозвано. Вы можете изменить свое мнение в любое время. Согласие важно даже среди пар, которые ранее уже имели половые контакты.

В большинстве случаев виновниками сексуальных посягательств становятся не незнакомцы в темных переулках. Зачастую сексуальные посягательства совершаются знакомым жертвы или даже романтическим партнером.

Некоторые национальные исследования свидетельствуют о том, что до 70% женщин подвергаются физическому и/или сексуальному насилию со стороны интимного партнера.

Искоренение насилия в отношении женщин предусматривает получение согласия в любых ситуациях, включая брак и долгосрочные отношения.

Почему согласие имеет важное значение?

What is consent?

Разные люди имеют разные границы, и каждый имеет право на уважение этих границ.

Используйте согласие, чтобы создать безопасное сексуальное пространство.

Что еще более важно, отсутствие согласия может привести к насилию в семье, изнасилованию или сексуальным посягательствам - преступлениям, которые караются по закону.

Дина Смаилова — активная участница движения за права женщин в Казахстане. В 20 лет ее изнасиловала группа одноклассников. Когда ее родные узнали об этом, Дину отправили жить на окраину города, поскольку она стала позором для семьи.

Стигматизация жертв изнасилований и практика перекладывания вины на самих пострадавших имеет ощутимые пагубные последствия для переживших насилие. Смаилова вспоминает: «25 лет мое изнасилование оставалось тайной. В течение 25 лет я молча дрожала каждый раз, когда слышала об изнасиловании; я потеряла связь с родственниками и близкими друзьями и обижалась на маму за то, что она отвернулась от меня».

После многолетних психологических консультаций Смаилова публично рассказала о своем изнасиловании в Facebook и получила тысячи ответов от женщин, которые также подвергались преследованиям, изнасилованиям или избиениям.

Вдохновленная этой вновь обретенной солидарностью, Смаилова положила начало движению NeMolchi («Не молчи») в Казахстане. С тех пор она проконсультировала, направила и поддержала 200 женщин, переживших насилие, и помогла выиграть семь дел о сексуальном насилии в 2017 году.

Dina Smailova. Photo: Almat Mukhamedjanov
Дина Смаилова. Фото: Алмат Мухамеджанов

История Смаиловой подчеркивает важность борьбы за справедливость в случае нарушения согласия. Привлечение виновных к ответственности сигнализирует о том, что необходимость согласия не подлежит обсуждению.

Как мы можем создать культуру мотивированного согласия?

Создание культуры согласия требует от всех нас сознательного изменения способов взаимодействия с другими.

С раннего возраста детям нужно объяснять важность согласия. Это неотъемлемая часть всестороннего полового просвещения, позволяющая людям узнать о своих правах.

Одним из способов устранения запретов на обсуждение темы согласия является создание безопасных и интерактивных пространств для бесед.

В 2015 году молодая тайская активистка Випапхан Вонгсаванг, запустила проект под названием «Thaiconsent», который создает пространство для мужчин и женщин, где они могут поговорить о сексуальных контактах. Кампания призвала людей провести различие между такими понятиями, как «секс по согласию» и «нежелательные сексуальные отношения», и положила начало серьезным и важным разговорам между тысячами людей.

Nana Wipaphan Wongsawang. Photo: Prachaya Phetvisit
Нана Випапхан Вонгсаванг. Фото: Прачая Петисвит

Вонгсаванг запустила проект после того, как ее попытался изнасиловать знакомый. Позже она узнала, что около десяти ее друзей стали жертвами изнасилования со стороны знакомых. «Я сочла это неприемлемым. В то время в тайском обществе существовал термин «культура изнасилования», но отсутствовало представление о том, что изнасилование не всегда сопровождается телесными повреждениями или криками о помощи, но оставляет эмоциональные и психологические шрамы», - поделилась она.

По мнению Вонгсаванг, необходимо выступить единым фронтом против идеи, что в вопросе согласия могут существовать двусмысленность или нечеткие границы. «Только тогда, когда все жители Таиланда будут знать, что у них есть право сказать «да» или «нет» сексу, а граница между «да» и «нет» будет четко соблюдена, наша работа будет выполнена», - отметила она.

Stand up for gender equality.

Вовлечение мужчин и мальчиков в беседы о мужественности и ее значении является еще одной важной составляющей мероприятий по повышению осведомленности о культуре согласия.

Чтобы искоренить культуру изнасилования, мы должны проанализировать мужской шовинизм и, используя феминистские принципы, дать новое определение мужественности.

В Малави мужчины и мальчики собираются вместе для разговоров в барбершопах, в ходе которых мужчины обсуждают гендерные стереотипы, согласие и насилие.

При помощи дискуссий в малых группах, познавательных рассказов и театральных постановок, они углубляются в эти темы и дают мужчинам возможность стать движущей силой перемен.

В ноябре 2018 года около 100 человек, включая вождей, религиозных лидеров и гражданское общество, собрались, чтобы провести обсуждение в барбершопе в Мангочи.

На этой встрече Преподобный Моисей Чимфефо, комиссар округа Мангочи, подчеркнул влияние этих инициатив на трансформацию взглядов отдельных людей и целых сообществ: «Если человек идет в парикмахерскую, он выглядит иначе, когда выходит из нее. Так и мы меняемся после наших встреч».