Кратко о важном: “Услуги необходимо сделать доступными для женщин с различными видами инвалидностей”

Вероника Митро является одной из самых активных правозащитниц в Сербии, уделяющая особое внимание сексуальности женщин-инвалидов. Она является одной из основателей Женского центра исследований и анализа в Нови-Саде, Сербии. В настоящее время она работает в НПО «... из круга - Воеводина», которая сотрудничает со структурой «ООН-женщины» и оказывает услуги лицам, пережившим гендерное насилие, в частности женщинам из уязвимых групп, включая женщин-инвалидов, а также жертвам сексуального, группового изнасилования.

Дата: 29 мая 2018 г.

Veronika Mitro, Founder of the Women’s Studies and Research Centre. Photo: Courtesy of Veronika Mitro
Вероника Митро, основатель Женского центра исследований и анализа. Фото: предоставлено Вероникой Митро.

В контексте вашей работы с региональной программой «Внедряя нормы, изменяя умы» вы собираете данные об опыте женщин-инвалидов, которые испытали насилие. Каково их положение в Сербии? Каковы основные проблемы, с которыми они сталкиваются?

Основные проблемы, с которыми они сталкиваются, включают физические и коммуникационные барьеры для доступа к услугам и учреждениям, а также широко распространенные предрассудки и стереотипное отношение со стороны поставщиков услуг. Кроме того, усугубляет ситуацию то, что женщины-инвалиды недостаточно информированы о своих правах.

Женщины-инвалиды чаще всего являются членами традиционных ассоциаций инвалидов, для которых членство определяется по типу инвалидности. Большинство из этих организаций сосредоточено исключительно на защите интересов людей с ограниченными возможностями; однако такие важные проблемы, как насилие по признаку пола, воспитание детей и сексуальность, зачастую оказываются без внимания.

Каким мерам следует уделять первоочередное внимание для обеспечения достаточными и специализированными услугами женщин-инвалидов, которые испытывают насилие в Сербии?

Прежде всего, услуги должны быть доступны для женщин с различными видами инвалидности. Повышение осведомленности и укрепление профессионального потенциала и навыков особенно важно для людей, работающих с женщинами с различными типами инвалидности, особенно с сенсорными и умственными недостатками. Кроме того, поставщики услуг должны знать о конкретных формах дискриминации, с которыми сталкиваются женщины-инвалиды, такие как отказ от помощи, лишение доступа к медицинским препаратам или злоупотребление ими, пренебрежение или отсутствие поддержки и отказ в предоставлении социальной помощи членами семьи.

Как мы можем реагировать на потребности женщин-инвалидов по вопросам насилия?

Прежде всего, важно, чтобы мы доверяли им и разговаривали с ними, как и с любой другой женщиной, которая испытала насилие. «План безопасности» для женщины-инвалида должен учитывать характер ее инвалидности, проблемы доступности и наличия поддержки. Важно, чтобы каждый план составлялся вместе С женщинами, а не ДЛЯ женщин. Важно также знать, что женщины-инвалиды не являются однородной группой.

Медицинская концепция инвалидности часто игнорирует репродуктивные права женщин-инвалидов, ставя диагноз выше женственности и человечности. Таким образом, индивидуальная сексуальные и репродуктивные предпочтения женщин-инвалидов остаются невидимыми, игнорируются и стигматизируются. Как это можно решить?

Самое главное, что движение за права людей с инвалидностью, а также женское движение признает гендерное измерение инвалидности, а затем влияет на политику в отношении сексуального и репродуктивного здоровья, признавая особые потребности женщин-инвалидов.

Женщины-инвалиды часто сталкиваются с множественными уровнями дискриминации, пересекающимися с их инвалидностью, половой принадлежностью, социально-экономическим положением, этнической принадлежности, сексуальными предпочтениями и т.д. Что нужно сделать, чтобы обеспечить реагирование на насилие в отношении женщин-инвалидов с учетом этих перекрестных форм дискриминации?

Принимая во внимание опыт нашей организации, мы считаем чрезвычайно важным надлежащим образом информировать и просвещать как профессионалов, так и общественность, включая женщин-инвалидов, о сложности и многоуровневых аспектах насилия по признаку пола и в семье. В то же время мы должны учиться у тех - еще относительно немногих - у которых есть опыт предотвращения насилия в отношении женщин и защиты женщин, которые испытали это в своих местных сообществах. Мы должны выступать за местные модели межсекторального сотрудничества и вмешательств, которые учитывают специфику положения каждой женщины, которая испытала насилие. Межсекторальный подход к проблеме гендерного насилия будет трудно реализовать без повышения осведомленности общественности в этом вопросе.