По словам Мелихи Сендидж: «Кризис COVID-19 не должен быть использован против женщин»

Дата: 27 апреля 2020 г.

Meliha Sendic, director of the ’Centre of Women’s Rights’ NGO. Photo courtesy of Meliha Sendic.
Мелиха Сендидж, директор Центра по правам женщин. Фото любезно предоставлено Мелихой Сендидж
Мелиха Сендидж, директор НПО «Центр по правам женщин», выступающей в качестве партнера региональной программы ЕС и Структуры «ООН-женщины» по искоренению насилия в отношении женщин на Западных Балканах и в Турции «Внедрение норм, изменение взглядов» в Боснии и Герцеговине, побеседовала с представителем Структуры «ООН-женщины» о влиянии COVID-19 на положение женщин и девочек в стране. Г-жа Сендидж подчеркнула важность удовлетворения потребностей женщин и девочек в ходе реализации мер реагирования на пандемию COVID-19, чтобы гарантировать, что никто не будет забыт.
Quote
Домашняя изоляция является безопасным способом предотвращения инфицирования COVID-19. Однако дом не является безопасным местом для женщин, переживших бытовое насилие. Сегодня агрессор обладает еще большим контролем и властью. Во время изоляции агрессоры стали свирепствовать. Теперь они вымещают свой гнев на женщинах и детях, потому что не могут пойти в кафе, бар или букмекерскую контору.

При полном понимании того, что в настоящее время все социальные ресурсы направляются на борьбу с распространением COVID-19, я считаю недопустимым, что женщины и дети, пережившие насилие, не получают минимальных ресурсов, необходимых для доступа к поддержке и помощи.

Наиболее уязвимые группы женщин, которые сталкиваются с высоким риском насилия, такие как женщины-инвалиды, гражданские жертвы войны, женщины из числа рома, пожилые женщины, матери-одиночки и сельские женщины, не учитываются при планировании и реализации мер поддержки и помощи в чрезвычайных ситуациях, как это и происходит в настоящее время.

В настоящее время меньше внимания уделяется контролю за тем, соблюдаются ли охранные меры агрессорами. Это объясняется тем, что на полицию возлагаются другие приоритетные обязанности и задачи, такие как контроль за соблюдением мер изоляции и комендантского часа. Сократился также контроль за защитными мерами в отношении лиц, совершивших насилие.

До вспышки COVID-19 женщина имела возможность обратиться за помощью, пока ее партнер, совершивший насилие, находился вдали от дома, а ее дети находились в школе. Теперь, когда она оказалась в еще большей изоляции, эта возможность была сведена к минимуму, а ее контакт с другими людьми уменьшился. Это ставит женщин в более уязвимое положение.

Существующие телефонные «горячие линии» не отвечают возросшим потребностям и запросам клиентов на прямую профессиональную и специализированную поддержку и посредничество с учреждениями. Женщины, которые недавно обращались к нам, не звонили на «горячие линии». Они нуждались в конкретной поддержке для облегчения прямого контакта с полицией или другими учреждениями, а также для приобретения продуктов питания для детей. Кроме того, необходимы консультации с профессиональными терапевтами и юристами.

Мы считаем, что столкнемся с тенденцией к увеличению числа сообщений о насилии, поступающих к нам, а не в учреждения, ввиду их ограниченного потенциала в данный момент и отсутствия у женщин возможности пойти туда, где в обычных условиях можно было бы получить такую помощь.

Необходимо учитывать проблемы и потребности женщин. Не все мы нуждаемся в одинаковой поддержке. Не все потребности можно удовлетворить, поделившись мукой и маслом.

Мы рады, что власти Зеницы, небольшого города в Боснии и Герцеговине, открыли бесплатную телефонную линию для оказания бесплатной юридической помощи и психологической поддержки женщинам, пережившим насилие, и женщинам, подверженным риску насилия, в том числе из уязвимых групп населения.

Государственные институты должны быть отражением общества. Они должны посылать мощный сигнал потенциальным правонарушителям. Послание должно заключаться в том, что любой, кто хотя бы подумает о том, чтобы использовать эту ситуацию против женщин и детей, будет наказан».