Кратко о важном: “Мы не должны терпеть никакого насилия. Мы не должны молчать о нем”

Дата: 20 ноября 2019 г.

Anna Ryl is the  head of the anti-trafficking foundation, Korgau Astana, in Kazakhstan. Photo: Karina Amralina/UN Women

Анна Рыль, глава общественного фонда «Коргау Астана». Фото: ООН-женщины/ Карина Амралина

Анна Рыль возглавляет общественный фонд «Коргау Астана» по работе с жертвами торговли людьми, а также поддерживает женщин и детей в сложных жизненных ситуациях. На базе ее фонда, основанного в 2009 году, также был создан первый шелтер для жертв домашнего и сексуального насилия в столице Казахстана, в г. Нур-Султан, который предоставляет бесплатную юридическую и психологическую помощь. Сегодня ее организация имеет филиалы по всей стране.

Согласно данным официальной статистики в Казахстане за 2017 год зарегистрировано 1371 изнасилований, 98% из которых совершены в отношении женщин [1]. Это 3 женщины ежедневно. При этом мы знаем, что жертвы очень неохотно подают заявления, то есть статистика может быть более плачевной. Почему?

Я думаю, что ключевые причины состоят в существующей в обществе стигме в отношении женщин и девочек, подвергшихся сексуальному насилию, давлении на жертву в процессе следственных мероприятий, со стороны родственников, которые перед страхом публичного осмеяния и огласки, предпочитают оставить это дело внутри семьи.

Причины нежелания искать правосудия кроются также в сложности проведения самого следствия – имеют место факты давления на женщину, происходит затягивание процессов, хромает качество медицинской экспертизы, большие вопросы в части этичности сотрудников полиции, следователей, судмедэкспертов и т.д. на протяжении всего процесса.

В случае, если женщина сталкивается с насилием, каковы действия в первую очередь ей следует предпринять? Куда обратиться?

Если вдруг случается подобная ситуация, в первую очередь важно позвонить близкому человеку, которому вы доверяете, и который мог бы сопровождать вас на протяжении всего процесса. Во-вторых, сохранить одежду, которая была на вас, чтобы у вас были доказательства. Сразу же обратиться в полицию. Не стоит откладывать, как это часто бывает, чтобы прийти в себя, собраться с силами и т.д. Конечно, очень важно проявить стойкость: быть готовым к сложному процессу подачи заявления, выдержать многочасовое нахождение в полиции, не сломаться под давлением родственников, насильника, общественного осуждения и т.п.

С какими сложностями сталкиваются жертвы сексуального насилия с точки зрения социальной защиты? Где вы видите основные проблемы в обеспечении необходимой помощи и предоставлении услуг со стороны государства?

Я могу сказать, что в Казахстане нет социальной защиты жертв сексуального насилия. К примеру, у нас нет кризисных центров для женщин, подвергшихся сексуальному насилию в общественных местах, хотя женщине это зачастую очень нужно – ее часто преследуют родственники, сами насильники с тем, чтобы заставить забрать заявление, отказаться от правосудия. Их не принимают в кризисные центры для жертв бытового насилия, так как они не попадают под категорию получателей социальных услуг подобных центров. При этом даже шелтеры – не панацея. Недостаточное финансирование работы кризисных центров сказывается и на профессионализме специалистов, и на возможности помочь и поддержать каждую женщину в сложной ситуации.

Важно также обратить внимание на работу с агрессорами. В Казахстане нет официально разработанных программ, методик по работе с насильниками. Реализуются отдельные пилотные проекты, но о системной качественной помощи речь пока не идет.

Мы часто слышим, что если жертва - то «сама виновата». Как, по вашему мнению, можно изменить в нашем обществе отношение к жертве? С чего начать?

Да, в нашем обществе сильнейшая стигматизация женщин и детей, которые подверглись насилию. Виктимблейминг подпитан существующими патриархальными стереотипами, социальными ролями женщин (мать, хранительница очага) и мужчин (кормилец семьи), навязываемые обществом. Женщин и девочек, которые проходят по делам, связанным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, чаще всего описывают как плохих, обманывающих, распутных и т.п. Я помню, насколько меня потрясли слова матери в адрес своей дочери, подвергшейся насилию со стороны отчима «Я только наладила семейную жизнь, а ты все разрушила…».

С чего начать? С профилактики – качественной, системной, на уровне государственной программы, с системной образовательной, информационной работы в обществе для формирования нулевой терпимости к насилию, с программ нравственного воспитания мальчиков, начиная с самого раннего возраста; с искоренения экономической зависимости.

Что может сделать каждый из нас, чтобы насилия в нашем обществе стало меньше?

Во-первых, мы не должны терпеть никакого насилия. Мы не должны молчать о нем. Мы должны противостоять ему в наших семьях, среди наших друзей, в своем сообществе. Мы должны заявлять о нем. Если вы спросите меня, почему я занимаюсь этой работой. Я отвечу, что просто не могу смириться с тем, что происходит. Это невозможно понять и принять. Это нужно изменить.


[1] Комитет по статистике Республики Казахстан. Женщины и мужчины Казахстана 2013-2017 гг.