История Луизы Каримовой: «Мы были секс рабынями».

Дата: 17 февраля 2017 г.

Луиза Каримова. Фото: отделение «ООН-женщины» в странах Европы и Центральной Азии/Рена Эффенди
Луиза Каримова. Фото: отделение «ООН-женщины» в странах Европы и Центральной Азии/Рена Эффенди

Луизе Каримовой*, которая родилась и выросла в Ташкенте, пришлось оставить сына у родителей и уехать в г. Ош, Кыргызстан, в поисках работы. В Кыргызстане ее продали в сексуальное рабство и нелегально вывезли в Дубай. Через 18 месяцев она была арестована и оказалась в тюрьме. Сегодня Каримова работает с НПО «Подруга», которое находится в г.Ош, Кыргызстан, и функционирует при поддержке «ООН-женщины». Цель НПО «Подруга» заключается в том, чтобы ликвидировать насилие в отношении женщин и оказать содействие женщинам, ставшим жертвами незаконной торговли наркотиками и людьми в целях сексуальной эксплуатации.

Я была 22-летней матерью-одиночкой, когда оставила сына у родителей и поехала в г. Ош, Кыргызстан, в поисках работы. У меня не было ни киргизского паспорта, ни диплома о высшем образовании, поэтому поиск работы шел сложно, пока одна женщина не рассказала мне о работе официанткой в г. Бишкеке.

Когда я приехала в Бишкек, все оказалось не таким, как представлялось. Нас держали в какой-то квартире, забрали паспорта, сказав, что будут делать новые фотографии для документов на новую работу, где оформят как официанток. Это показалось странным, но мы поверили.

Нас посадили на борт самолета без паспортов и сказали, что пилот вернет их после приземления. Когда мы получили документы, то поняли, что паспорта не наши. Они были поддельными.

После приезда в Дубай, нас привезли в какую-то квартиру, где было много женщин. «Отлично, новенькие приехали, теперь мы будем меньше работать», говорили женщины. Мы должны были стать секс-рабынями и делать все, что желали клиенты. На следующий день меня отправили в ночной клуб, и сказали, что я должна заработать к концу месяца не менее 10000 долларов.

Последующие 18 месяцев я занималась только этим. Нам не разрешали никуда выходить без сопровождения. Я больше не могла все это выносить. Однажды ночью я вышла из ночного клуба и увидела приближающуюся полицейскую машину. Вместо того, чтобы убежать как другие, я осталась на месте и позволила себя арестовать. Меня депортировали в Ош, и поскольку удостоверение личности было поддельным, я отсидела в тюрьме один год. Но я подала заявление в полицию, и трое торговцев были арестованы.

После отбытия тюремного срока, я оказалась на улице, опозоренная и безработная. Я вернулась в секс-индустрию. Когда меня нашли социальные работники из НПО «Подруга», я работала в местных саунах. Они предложили работу. Я не была уверена, что мне это подойдет, но постепенно стала им доверять. Последние два года работаю социальным работником НПО «Подруга».

Я снова вышла замуж. Муж знает все о моем прошлом и не осуждает. «Иди вперед», говорит он, «и не оглядывайся назад. Сейчас мы семья и только это имеет значение».

Каждый день я провожу информационную работу, посещая сауны и другие места в г. Ош, где могут быть работники секс-индустрии. Я приношу презервативы и разговариваю с женщинами об опасности заражения ВИЧ-инфекцией, информируя их о мерах охраны здоровья и безопасности, правовой помощи, и оказывая им другую необходимую поддержку.

Я часто встречаю девушек, мечтающих уехать в Турцию и Дубай на заработки. Я прошу их не делать это, и рассказываю о том, как меня продали в сексуальное рабство. Много денег я не зарабатывала, получала небольшие чаевые, на которые могла купить сигареты и необходимую мелочь, и немного отправить домой. Все деньги забирали сутенеры, которые жестоко с нами обращались. Один из них любил использовать на нас горячий утюг. Ничего хорошего вас там не ждет.

Моя работа с НПО «Подруга» заключается в том, чтобы помочь девушкам не заразиться болезнями и чувствовать себя в безопасности. Когда они болеют, я организую их регулярные осмотры в больнице. Чтобы остановить торговлю женщинами и девочками, мы должны информировать людей о всех последствиях и научить их обращать внимание на определенные признаки. Крайне важно начать работу по повышению уровня осведомленности об этой проблеме в школах, причем среди подростков, чтобы они не оказались в числе жертв. При этом существует острейшая необходимость в юридических услугах и психологической поддержки репатриантов».

*В целях защиты идентичности личности имя изменено.