В поисках смысла жизни

Меня зовут Наталья Минаева, мне 47 лет. 20 лет назад я узнала, что у меня ВИЧ, я принимала наркотики в то время. Моя первая мысль тогда – я скоро умру.

Дата: 27 октября 2016 г.

История Натальи Минаевой, 47 лет, г. Темиртау. Photo: UN Women MCO Kazakhstan
История Натальи Минаевой, 47 лет, г. Темиртау

Меня зовут Наталья Минаева, мне 47 лет. 20 лет назад я узнала, что у меня ВИЧ, я принимала наркотики в то время. Моя первая мысль тогда – я скоро умру. Позже были дикие истерики, что не смогу иметь детей. Тогда было мало информации о ВИЧ, было много слухов, додумывания, не было никакого бережного отношения к тем, у кого обнаруживали ВИЧ. До сих пор помню, как ко мне домой приехали медики и начали бесцеремонно брать кровь у всех родственников…

Мне повезло с родителями, у меня очень доверительные отношения с ними. Когда мама узнала о моем статусе, она попросила меня дать шприц, хотела обменяться со мной кровью, чтобы тоже заразиться.... Таким образом она выражала свою поддержку.

В 1996 году у меня выявили ВИЧ, а два года спустя я оказалась в тюрьме. Меня посадили в так называемый «СПИД барак». Я была первым жителем такого барака. Это специальное место в колонии, куда определяли всех, у кого обнаруживали ВИЧ. Нас боялись, нас отделили, все на нас смотрели как на смертников. Сами осужденные нас жалели, а администрация боялась к нам подходить. Тогда было мало информации, люди боялись, но такое встречается очень часто и сейчас.

Будучи в колонии, я познакомилась с Еленой Билоконь (директором Казахстанской Сети женщин, живущих с ВИЧ), которая приехала туда с ознакомительной поездкой, рассказывая о своей программе и работе организации. Она предложила мне работу сразу после освобождения. Я думаю, что Елена сделала мне такое предложение, потому что я, как никто другой, испытала на себе все проблемы и сложности, связанные с дискриминацией лиц, живущих с ВИЧ. Кроме того, я имела опыт отбывания срока в колонии, имея ВИЧ-статус, я прекрасно понимала таких же женщин и могла найти к ним подход. Я стала работать аутрич-сотрудником и помогать женщинам, которые узнали о своем ВИЧ-статусе, сейчас я помогаю тем женщинам, которые либо находятся в местах лишения свободы, либо вышли оттуда. Я консультирую их, помогаю адаптироваться в социуме, отправляю необходимые запросы в государственные органы, оказываю социальное сопровождение – мы направляем таких женщин в СПИД-центр, в центры занятости, помогаем оформить документы, получить необходимые пособия, и т.д. Женщины приходят к нам в офис, но мы также консультируем их по телефону, нам звонят нуждающиеся в помощи из разных регионов страны.

Наталья смотрит в будущее с надеждой
Наталья смотрит в будущее с надеждой.

Моя большая гордость и мой личный прорыв - это то, что я выучилась на уличного юриста, и сейчас являюсь уличным юристом Евразийской сети женщин, живущих с ВИЧ. Таких уличных юристов у нас в стране только двое, и я одна из них. Как уличный юрист я помогаю женщинам по юридическим вопросам, являюсь общественным представителем во время судебных процессов. Мы помогаем людям, употребляющим наркотики, перенаправляем их на заместительную терапию.

Эта работа стала моим смыслом жизни, она дает мне силы, возможность помогать людям, тем, которые оказались в такой сложной ситуации, как и я сама когда-то. Я начала жить по-другому, жизнь приобрела новый смысл. Благодаря тренингам, в рамках проекта «ООН-женщины», я смогла улучшить свои знания, прошла обучение по ораторскому искусству, по лидерским навыкам. Это очень помогает мне в моей работе. Я никогда не могла представить себе, что моя жизнь будет иметь какой-то смысл.

Вы знаете, я очень люблю людей, для меня помощь людям – это стимул. Когда-то мне, женщине, употребляющей наркотики, со статусом ВИЧ, побывавшей в местах лишения свободы, протянули руку помощи. Теперь я возвращаю долг, помогая другим женщинам, и это мой смысл жизни.