Кратко о важном: «Насилие в отношении ЛГБТИ-активистов и женщин имеет одни и те же глубинные причины»

Марина Усманова — директор благотворительного фонда «Инша» («Иная»), украинской организации по защите прав представителей ЛГБТИ-сообщества и женщин. В течение последних пяти лет организация осуществляла информационно-разъяснительные проекты, направленные на поощрение основных прав, гендерного равенства, толерантности и социальной интеграции. Фонд «Инша» также входил в коалицию «Херсон без насилия», которая выступила инициатором создания кризисного центра для жертв бытового насилия в городе Херсоне на юге Украины. При поддержке структуры «ООН-женщины» в рамках празднования международного женского дня 8 марта четыре года подряд Фонд организует Феминистский марш, призывающий к ратификации Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием, также известной как Стамбульская конвенция.

Дата: 24 июня 2020 г.

Maryna Usmanova, director of the charitable foundation Insha (Other), celebrating International Women's Day.
Директор благотворительного фонда «Инша» («Иная») Марина Усманова во время празднования Международного женского дня. Фото: Инша/ Стас Остроус

Как вы решили стать защитником прав представителей ЛГБТИ-сообщества?

Ну, для меня это был вполне естественный процесс, поскольку я принадлежу к ЛГБТИ-сообществу. Долгое время у меня были партнерские отношения с женщиной. И когда я родила ребенка, то поняла, что есть ряд вещей, к которым другие люди имеют доступ по умолчанию, а мы — нет. Например, однажды наш ребенок заболел, пока я была в рабочей поездке. Моей партнерше не позволили остаться с ним в больнице, так как у нее не было документов, подтверждающих, что она мать. Мы с подругой основали журнал «Инша», где обсуждали многочисленные угрозы, с которыми сталкиваются украинские женщины, живущие в очень патриархальном обществе. В то время это было единственное феминистское и лесбийское издание на Украине. Позже, в 2014 году, мы основали нашу благотворительную организацию.

Что было самой большой проблемой, с которой вы столкнулись за последние пять лет?

Их было и осталось много. Мы позиционируем себя не только как ЛГБТИ, но и как феминистскую организацию. Мы считаем, что причины насилия и угнетения представителей ЛГБТИ-сообщества и женщин схожи. Это женоненавистничество и сегрегация по признаку пола, когда люди считают, что нужно действовать или вести себя определенным образом, основываясь на предопределенных гендерных ролях в обществе. В этом смысле мы не вписываемся в более широкое движение за защиту прав женщин. С другой стороны, наша «феминистская повестка дня» также не позволила нам интегрироваться в сообщество ЛГБТИ. К счастью, с тех пор многое изменилось, и сегодня нас считают влиятельными членами гражданского общества.

Были ли какие-то специфические проблемы, присущие вашему региону?

Нам повезло, потому что Херсон мультикультурный город. Здесь невозможно существовать без определенной степени толерантности. Если сравнить его, в частности, с западными регионами, где достаточно высок уровень насилия, мотивированного гомофобией, то мы работаем в более благоприятных условиях. Каждый год 8 марта мы проводим марши, а в мае Прайд. Удивительно, но полиция с самого начала была очень проактивной. Мы наблюдаем насилие на почве гомофобии в семьях, когда девочек и мальчиков из числа ЛГБТИ выгоняют из дома. Мы также сталкиваемся с кибербуллингом, когда фотографии наших активистов публикуются в социальных сетях.

Заметили ли Вы какие-либо изменения в толерантности общества и признании прав представителей ЛГБТИ-сообщества?

Я определенно вижу положительные изменения. Несколько лет назад правозащитники относились к нам с осторожностью. Но за эти годы мы провели успешные правозащитные кампании совместно с другими НПО. Например, мы присоединились к коалиции «Херсон против насилия». У нас также есть абсолютно открытый офис в центре города, где проходит множество культурных мероприятий, таких как театральные шоу и показы фильмов. Даже если человек приходит с предубеждениями, он встречается с нашими активистами и, соответственно, начинает менять свое отношение. Мы также организуем информационные сессии по правам ЛГБТИ для различных профессиональных групп (врачей, сотрудников полиции, адвокатов, журналистов и т.д.). Могу сказать, что сейчас открытого проявления гомофобии уже не так много, как несколько лет назад.

Если бы Вы могли изменить одну вещь, чтобы защитить права ЛГБТИ-сообщества, что бы это было?

За последние два года по всей Украине, в том числе в Херсонской области, была развернута массовая антигендерная кампания. Несмотря на то, что люди достаточно толерантны, горсовет и областной совет приняли петиции в защиту так называемых «семейных ценностей». В документе предлагается «запретить пропаганду гомосексуализма», исключить слово «гендер» из законодательства и не ратифицировать Стамбульскую конвенцию. Мы считаем, что наша главная цель противодействовать этому. Жизненно важно также прописать антидискриминационное законодательство, чтобы оно прямо запрещало дискриминацию по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности. То же самое касается и законодательства о преступлениях на почве ненависти. В этом отношении еще предстоит проделать большую работу. Как писал Льюис Кэрролл, «чтобы куда-то попасть, надо бежать вдвое быстрее». Мы готовы бежать.