Оглядываясь назад: двадцать пять лет назад они участвовали на Четвертой Всемирной конференции по положению женщин

Дата: 14 сентября 2020 г.

Двадцать пять лет назад более 30 000 активистов и правительства 189 стран мира обсудили и приняли план действий по построению мира с гендерным равенством.

На четвертой Всемирной конференции по положению женщин, проходившей 4-15 сентября 1995 года, они приняли Пекинскую декларацию и Платформу действий – самую всеобъемлющую на сегодняшний день повестку дня по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин.

В ней были рассмотрены глобальные проблемы, которые по-прежнему актуальны: бедность, окружающая среда, насилие в отношении женщин, образование девочек, равное участие женщин на рынке труда, особенно на высококвалифицированных должностях, в отраслях НТИМ и в высшем руководстве. Она поставила перед собой задачу содействовать продвижению баланса между оплачиваемой работой и работы по дому для женщин и мужчин и многое другое.

Но перенесемся в 2020 год. По мере того, как наш мир борется с пандемией COVID-19, когда наши леса горят, а моря вздымаются, миллионы людей вынуждены покидать свои дома из-за конфликтов, женщины и девочки в мире принимают на себя самый тяжелый удар. К 2021 году еще 47 миллионов женщин и девочек столкнутся с крайней нищетой, в результате чего общее число женщин, живущих на 1,90 доллара США или меньше, составит 435 миллионов.

Те, успехи, которые удалось добиться в области защиты прав женщин, сразу кажутся хрупкими. Гендерное равенство, по-прежнему, недостижимо.

В этом месяце мы оглядываемся назад и движемся вперед, отмечая силу женского движения и призывая по меньшей мере к смелым, решительным действиям для обеспечения прав женщин как прав человека раз и навсегда.

Это голоса активистов, участвовавших в Четвертой Всемирной конференции по положению женщин в Пекине в 1995 году, и тех, на кого она сильно повлияла.

Айеша Ханем, Бангладеш

Zefroon Afsary interviews Ayesha Khanem on the social attitudes and perception towards women and girls in Bangladesh. Photo: UN Women/Monon Muntaka
Молодежный активист Зефрун Афсари берет интервью у Айеши Ханем о социальном отношении и восприятии женщин и девочек в Бангладеш. Фото: ООН-женщины/ Монон Мунтака

«Более 20 лет подготовительной работы и феминистской борьбы привели к конференции и Пекинской платформе действий. Я помню абсолютное волнение, жажду знаний, ажиотаж, вызванный присутствием от 30 до 40 тысяч женщин-активисток в зале! Самым запоминающимся для меня было оттачивание моих собственных представлений о плюрализме, преодоление моих подсознательных предубеждений и табу, когда я общалась с другими женщинами-активистками, которые отличались от меня».

Что дальше? «Отношение общества к женщинам изменилось недостаточно. Будь то в спальне или в зале заседаний, отношение к женщинам уничижительное. Появилась культура насилия дома, на рабочем месте, а также в общественных местах. Кроме того, наблюдается тенденция обвинять жертву. [] Отсутствие образования сыграло здесь большую роль. В обычных учебных программах на протяжении десятилетий игнорировались права человека и гендерные вопросы».

Джедед Чоувилай, Таиланд

Jaded Chouwilai and Zaak Garrett discuss gender equality.  Photo: UN Women/ Pairach Homtong
Джедед Чоувилай разговаривает с молодежным активистом Зааком Гарретом. Фото: ООН-женщины/ Пайрах Хомтонг

«После принятия Пекинской декларации мы ощутили много значительных изменений в нашей стране. Правительство предоставило финансирование и провело кампании по борьбе с сексуальными домогательствами и насилием в отношении женщин по всему Таиланду. Было создано около 20 универсальных кризисных центров. Женщины-следователи были назначены контактными лицами с женщинами, подававшими жалобы о нападении. Был принят новый закон о защите женщин и детей от преследований».

Что дальше? «В ходе опроса мы обнаружили, что 60 процентов мужчин по-прежнему считают, что работа по дому — это работа для женщин. Чтобы мужчины и мальчики достигли равного мира, им прежде всего необходимо осознать, что гендерное [неравенство] также является их проблемой».

Тонье Талери Уайлс, Либерия

Tonieh Talery Wiles, talks with youth activist Vickjune Wutoh about women’s rights and political leadership in Liberia. Photo: UN Women
Тонье Талери Уайлс беседует с молодежным активистом Викджун Вуто о правах женщин и политическом лидерстве в Либерии. Фото: ООН-женщины

«Пекинская конференция заставила нас почувствовать, что нам нужно делать больше, рассматривать ситуацию в перспективе и требовать дополнительных действий. Атмосфера на конференции была захватывающей, мы были рады быть среди других женщин. Конференция предоставила много возможностей для нетворкинга, дискуссий и тренингов. Во время конференции я познакомилась с такими женщинами, как Хиллари Клинтон и покойной Винни Манделой… они занимали руководящие должности, и мы хотели признания. Меня вдохновила их работа. После конференции я решила сосредоточиться на активизме и защите прав женщин и детей».

Что дальше? «По-прежнему существует большой разрыв в участии женщин в политической жизни. Хотя у нас была женщина-президент, у нас все еще мало женщин в парламенте и в кабинете министров. Мы ратифицировали почти все конвенции, но [нам все еще нужно] изменить мышление. Необходимо соблюдать законы, а некоторые из них нужно пересмотреть».

Асия Хайруллина, Казахстан

Asiya Khairullina at the Fourth World Conference on Women in 1995. Photo Courtesy Asiya Khairullina
Асия Хайруллина на Четвертой Всемирной конференции по положению женщин в 1995 году. Фото любезно предоставлено Асией Хайруллиной

«Всемирный Женский Форум в Пекине 1995 года был для меня ошеломляющим событием глобального масштаба. Это был настоящий котел идей, мероприятий, встреч, дискуссий, в котором каждая женщина нашла свою тему, место, единомышленниц и новые идеи для дальнейшей работы в своей стране. После конференции появились ориентиры, определились чёткие скоординированные цели, критерии и стратегии. Раньше мы не разделяли понятия «женщина» и «девочка». Но в последний период, наконец то, появилось понимание, что, не защищая и не укрепляя потенциал девочек и молодых девушек, мы никогда не получим уверенных, активных и успешных женщин».

Что дальше? «Я считаю, что самыми серьезными препятствиями на пути воплощения принципов Пекинской платформы действий являются: снижение уровня образования, рост тенденций патриархальности в обществе, отсутствие единства в женском движении, четких целей и непонимания важности непреклонного их достижения, которые должны быть обеспечены со стороны государства. Нам надо быть сплоченными, нельзя опровергать и забывать те достижения, которые были наработаны за эти годы. Надо использовать их как интеллектуальный и политический капитал, включая в него новые, соответствующие времени, цели и перспективы».

Лейла Наффа, Иордания

Layla Naffa at UN Women headquarters in New York. Photo: UN Women/Ryan Brown
Лейла Наффа в штаб-квартире Структуры «ООН-женщины» в Нью-Йорке. Фото: ООН-женщины/ Райан Браун

«Я была горда тем, что представляла Иорданию, и очень хотела учиться. Для меня это было не [об] участии ради участия; я хотела учиться, и хотела узнать больше о глобальном опыте, чтобы что-то изменить по возвращению в Иорданию. [После] Пекинской конференции были приняты новаторские резолюции, такие как резолюции Совета Безопасности ООН по [женщинам, миру и безопасности], потому что на конференции был громкий протест против насилия в отношении женщин, включая торговлю людьми, сексуальные домогательства и искоренение насилия в отношении женщин во время войны и в мирное время».

Что дальше? «В глобальном масштабе [мы] отстаем в [приоритизации] прав человека. Даже в нашем регионе все говорят: «Безопасность превыше всего, права человека - потом». Я считаю, что сейчас самая важная проблема — это помощь женщинам в ситуации конфликта. Практически во всех арабских странах происходят конфликты, в результате которых женщины оказываются в критическом положении. Итак, для нас первоочередной задачей является оказание услуг пострадавшим.

Диана Уриосте, Боливия

Diana Urioste poses for a photo. Photo Courtesy Diana Urioste
Диана Уриосте, активистка за права женщин из Боливии. Фото любезно предоставлено Дианой Уриосте

«Подготовительный процесс перед конференцией был важен для сбора и озвучивания требований, опасений и проблем женщин, принадлежащих к разным культурам, с различными идеологическими позициями со всей Боливии, а также со всего Андского региона. Достижение консенсуса и установление связей с феминистками в субрегионе было основополагающим фактором [для успеха].

Незабываемой осталась инаугурация... мы увидели разнообразие и силу женских и феминистских движений - женщин со всех уголков мира, с культурными различиями, с совершенно разными концепциями политики и [отличающимися] интересами, но с теми же проблемами насилия и полным соответствием целям конференции. Благодаря Пекинской конференции масштабы насилия в отношении женщин стали очевидны. Например, одновременно с четвертой Всемирной конференцией по положению женщин Боливия одобрила Закон 1674 о борьбе с насилием в семье, который в 2013 году стал всеобъемлющим законом, гарантирующим женщинам жизнь без насилия. Закон сделал домашнее насилие публичной проблемой и признал фемицид преступлением».

Что дальше? «Теперь необходимо проанализировать и увязать насилие в отношении женщин с их сексуальными и репродуктивными правами как проблему автономии женского тела. [Также требуется] анализ патриархальной системы в колониальной и капиталистической системах и того, что это означает для женщин».

Асмаа Хадер, Иордания

Asma Khader, chief executive of the Sisterhood Is Global Institute (SIGI) in Jordan.  Photo: UN Women/Christopher Herwig
Асма Хадер, исполнительный директор организации Sisterhood Is Global Institute (SIGI) в Иордании. Фото: ООН-женщины/ Кристофер Хервиг

«Четвертая Всемирная конференция по положению женщин была важным и историческим моментом… Она не только дала возможность женскому движению, но также позволила странам и партнерам обсудить [различные] формы дискриминации и насилия в отношении женщин, а также [обозначила] области, вызывающие озабоченность, сосредоточить внимание на полной реализации права женщин на равное будущее. Нет сомнений в том, что арабские страны добились больших успехов [с тех пор]. Достигнут значительный прогресс в образовании женщин и девочек и увеличено количество женщин на руководящих должностях на исполнительном, законодательном и судебном уровнях, а в ряде законов и конституций теперь признается равенство между женщинами и мужчинами».

Что дальше? «Разрыв между законами и их применением остается большой проблемой. Все еще существуют законы, которые дискриминируют женщин и не уделяют должного внимания правам женщин и девочек. Женщины по-прежнему сталкиваются со многими формами насилия без эффективных средств сдерживания и адекватных средств правовой защиты. Еще одна серьезная проблема, с которой мы сталкиваемся, — это сохранение исключительных обстоятельств, в которых оказались несколько арабских стран, будь то из-за вооруженного конфликта… и все мы знаем, что женщины больше всего страдают от этих обстоятельств».

Хейсу Шин, Корея

Women's rights activist Heisoo Shin. Photo: UN Women/Pairach Homtong
Активистка за права женщин Хейсу Шин. Фото: ООН-женщины/ Пайрах Хомтонг

«Я могу сказать, что мы все были очень взволнованы участием во Всемирной конференции по положению женщин в Пекине… Мы были особенно взволнованы Пекинской платформой действий. [Узнав] о том, что должны делать правительства, что должны делать международные организации - например, мы впервые узнали о [фразе] «учет гендерной проблематики». Я считаю, что было очень важно выяснить, каковы были основные проблемы в критически важных областях. Такие важные вопросы, как женщины в системе образования; насилие в отношении женщин и т.д. [сильно] влияли на подотчетность правительств и [их] обязательства с точки зрения закона, политики и реализации Пекинской платформы действий».

Что дальше? «Мир сильно изменился, но [теперь] у женщин появились новые проблемы. К примеру, «цифровой разрыв». Несмотря на прогресс, женщины часто остаются без работы. Нам нужно переосмыслить новые вызовы. Например, тогда в киберпространстве не существовало насилия в отношении женщин, но теперь появились новые формы дискриминации и насилия».

Похожие

Похожие новости